June 9th, 2021

а теперь поговорим

Китай не Ирак, однако

Дж.Байден поручил американской разведке удвоить усилия по сбору данных о происхождении коронавируса. Газета The New York Times сообщила, что разведывательное сообщество США располагает некоторыми данными, благодаря которым, вероятно, можно будет определить происхождение коронавируса. Речь идет о таких данных, как перемещение работников лаборатории в китайском городе Ухань и характер начала вспышки там коронавируса.

а теперь поговорим

Кто русский по сердцу, тот гордо и смело и радостно гибнет за правое дело!

Как ни странно, но либеральные кинокритики из "Новой газеты" лучше разобрались с происходящим на экране:
"... Фильм отчасти повторяет почти забытую одноименную картину Лео Арнштама 1944-го. То был романтический гимн подвигу с цитатами из Рылеева «Кто русский по сердцу, тот гордо и смело и радостно гибнет за правое дело!». Для Арнштама эта девочка жила высокими помыслами и страстями, еще школьницей была одержима идеей жертвенного подвига. Перед смертью говорит о счастье умереть за свой народ, свою страну. И в момент казни звучит Патриотическая песня Глинки из оперы «Жизнь за царя». /В 1944-м! Не, мать его, "Интернационал", а "Жизнь за царя"!/
Тот фильм был снят в 1944-м и, безусловно, имел важное агитационное значение, как и страшное стихотворение Симонова «Убей его» («Так убей же немца, чтоб он, А не ты, на земле лежал»). Арнштам и не скрывал, что его картина — средство борьбы с фашистами. При всей плакатности ему удалось передать искренний порыв школьников, студентов бросаться в бой с врагом, подлинное переживание за трагедию, прерванную судьбу молодой девушки. И да, его «Зоя» — кино совершенно аутентичное своему военному времени.
Ощущение, что и «Зою»-2020 сняли в 1944-м, но в монументальном житийном жанре. Начинается со школьного бала: красный кумач актового зала. Зоя и ее одноклассник Женя кружатся в вальсе и говорят о счастье. Потом Зоя бежит навстречу уходящим на фронт солдатам и успевает. Потом три дня обучения военному делу в диверсионной школе: как ползти, как крутить барабан в нагане. Операция в Петрищево, арест, жесточайшие пытки. Смерть.
В фильме происходит метаморфоза героини: из романтической молодой женщины (поверить в то, что Зоя школьница, глядя на 27-летнюю актрису театра Маяковского Анастасию Мишину, трудно) она превращается в Жанну д’Арк, страстоносицу, вроде Мавры, которую бросали в кипящий котел, но она претерпевала боль. Зою, как и в реальности, полосуют резиновыми палками, морозят, насилуют (все жестко, но целомудренно: рейтинг 12+) — она не сдается. Есть и незамысловато сложенный предсмертный диалог измученной героини с предателем Клубковым (косвенно отсылающий к разговору Рыбака с Сотниковым в «Восхождении»). ..."
Но крррасному киноведу нужно обосрать власти предержащие, и для сей благородной задачи он корчиться, кривляется и глумится. А для поддержания впечатления надлежащей суриозности и непредвзятости даже показывает нам товарища Жукова и цитирует подлинные приказы.
А уж поглумиться над христианством сам дедушка Ленин велел.