November 3rd, 2019

а теперь поговорим

Искусство быть другим

Во-первых, победу можно считать окончательной только в случае полного истребления противника (что в наше время нереально) или же в случае добровольного признания им своего поражения. Если противник поражение признать не желает, то вы получаете Афганистан, Вьетнам, Йемен и отложенная победа обходится вам всё дороже и дороже. В конечном итоге, несмотря на то, что противник может потерять на порядки больше людей и материальных ценностей, вы выясняете, что даже гипотетическое достижение окончательной победы (до которой очень далеко) не окупит ваши затраты. Все усилия оказываются напрасными, а череда тактических побед приводит вас к стратегическому поражению. То есть если мы хотим зафиксировать свою победу над Западом, надо убедить его признать своё поражение. Признание поражения должно стать для него выгоднее продолжения войны.
а теперь поговорим

16-й Международный Съезд Энтомологического Форума и 14-я Международная Энтомологическая ярмарка


16-й Международный Съезд Энтомологического Форума и 14-я Международная Энтомологическая ярмарка
Мероприятие будет проводиться в г.Москве, 9-10 НОЯБРЯ 2019 года по адресу: ул. Павловская, дом.18 (Центр "Открытый мир"). Схему проезда можно посмотреть здесь: http://www.om-space.ru/
Время проведения мероприятия:
с 10:00 до 17:00
Детям понравится!
До встречи 9-10 ноября!
а теперь поговорим

На отъезд Бабченко в Норвегию. Вангование.

Учитывая "спецназ на Шпицбергене" и злобных русских лососей, великая Норвегия наняла известного провокатора. Ждем очередное кровавое убийство беженца. И не надо про "что! Опять". Клиповое мышление рулит, все про прошлый раз забыли. Бабченко не привыкать.  Разве что суровые норманны таки и убить могут. Брейвик не даст соврать. Боязно как то за старшину запаса.
а теперь поговорим

Роскосмос и медицина

В декабре 2018 года мы провели первый эксперимент в космосе. Провёл его Олег Кононенко, командир экипажа космонавтов. Это был первый в мире, во Вселенной, может быть, эксперимент по биопечати человеческих микроорганов... Мы печатали человеческий хрящ и мышиную щитовидную железу в космических условиях. В декабре 2018 мы получили уже обратно биологический материал напечатанный, он вернулся с МКС, - проанализировали, поняли, что печать прошла успешно. Мы получили как ожидаемый результат, так и немножко неожиданный, положительно неожиданный результат. Мы решили продолжить серию экспериментов космических.
Вот эти неожиданные результаты натолкнули нас на мысль, что мы можем использовать не только живые объекты, мы в нынешних сессиях, которые происходят ровно сейчас в эти дни, часть материалов мы уже получили, они у нас в лаборатории даже ещё не распакована. Часть... в каждодневном режиме сейчас эксперименты ставятся на МКС. Наши ребята постоянно находятся в центре управления полётами, на связи с космонавтами. Мы стали выращивать белковые кристаллы, мы стали выращивать определённые керамические материалы и смотреть, как они в условиях космоса меняют свои свойства. Очень интересно с точки зрения материаловедения, кстати.
Сейчас уже серию экспериментов мы уже ставим с российскими научно-исследовательскими институтами. Мы делаем серию экспериментов, в которых помимо нас участвуют 7 российских научно-исследовательских институтов, это Институт материаловедения, Институт биохимии, то есть, в зависимости от того, какое направление мы используем. То есть, биопринтер на орбите, на МКС стал некой платформой технологий. Мы его задумывали под печать тканеинженерных конструкций органоидов. На самом деле сегодня он используется в достаточно широкой линейке экспериментов.
Вот один из экспериментов, который, собственно, начался вчера, как достаточно, на наш взгляд, интересный и перспективный, это создание биопленок бактерий. Мы печатаем не просто живыми клетками, мы печатаем бактериями. Создаём из них трехмерную структуру, анализируем, как эти трехмерные структуры реагируют на добавление антибиотиков. То есть, прямо там, в космосе, космонавты добавляют антибиотики в эти бактерии. Мы будем на Земле анализировать, как менялось их поведение в зависимости от нахождения в условиях микрогравитации с созданием вот таких трехмерных, надо сказать, достаточно агрессивных культур, которые быстро становятся антибиотикорезестентными...
Кстати, такое поведение для бактерий характерно при хронических заболеваниях. Но такие модели практически не используются при разработке новых фармацевтических препаратов, потому что их трудно создать. Вот нам удаётся в космических условиях, в условиях микрогравитации, создавать такие модели, поэтому мы очень надеемся на то, что мы сможем помочь фармацевтическим компаниям с точки зрения создания модели для разработки новых лекарственных препаратов при устойчивой антибиотикорезистентности. Потому что вот эти механизмы, которые мы сейчас видим, которые возникают в бактериях в условиях невесомости нашей печати. Они как раз-таки создают очень устойчивые антибиотикорезистентные формы.
Направлений, как я сказал, очень много, и сентябрьская миссия, которая для нас, конечно, очень интересная, потому что там еще месяцев 8 назад она казалась даже нам, она казалась фантастической. Это создание искусственного мяса, это проект, который мы делаем вместе и с российскими участниками, и с зарубежными, с одним из лидеров в области создания такого... его ещё называют клеточное мясо, invitro мясо, израильская компания Aleph Farms и американская компания Finless Foods. При этом мы будем использовать клетки разных животных - крупного рогатого... то есть, будет целое меню у космонавтов. Клетки крупного рогатого скота, клетки кролика и клетки рыбы, поэтому будет выбор у космонавтов. Конечно, наша задача - апробировать технологию под данный конкретный вид клеток, отправить их на Землю, проанализировать, возникают ли там, формируются ли мышечные волокна. То есть, провести гистологические исследования, посмотреть внутреннюю структуру тех конструктов, которые мы напечатаем. Собственно, для нас этот эксперимент интересен с организационной точки зрения ещё тем, что здесь участвуют не просто научно-исследовательские институты. Здесь участвуют вполне себе уже коммерческие компании, которые не просто ориентированы на какую-то базовую науку или базовые исследования, а вполне себе на практическую имплементацию. Вот такой первый шаг, когда мы начнём работать с международными вполне себе коммерческими компаниями.