sharov43 (sharov43) wrote,
sharov43
sharov43

Categories:

Исследуя плоскую землю?

Взято у Павла
http://www.biohab.ru/index.php?/topic/12115-популяризация-науки-от-просвещения-к-мракобес/?p=21109
Не так давно наткнулся на рецензию, написанную известным  ученым, философом консервативного направления доктором  Д.С.Одербергом.

Рецензия старая, написана она была в 1993 г. на книгу "Исследуя плоскую землю: Колумб и историки эпохи модерна" (1991) американского историка доктора Джеффри Бертона Рассела.

Хотя тема прямо не относится к биологии, но зато она очень хорошо относится к теме лженауки и всяческих борцов со лженаукой, просветителей и прочих "профессоров РАН".

Эти тексты аргументированно показывают, как правильные "борцы с невежеством и мракобесием" и "разрушители мифов" порождают абсолютно ложное, лженаучное знание, а, по сути, просто черный  миф о прошлом.

Текст мне показался настолько хорошим, что я привожу его без купюр, полностью. Перевод мой. Источник: https://docs.google....EFLN3dBZXM/edit

-----------------------------

«Они все смеялись над Христофором Колумбом, когда он сказал, что мир был круглый». Так пел Фред Астер в знаменитой песне Гершвина и таков известный миф.
Однако факты свидетельствуют, что, на самом деле, никто не смеялся, и Колумб никогда не говорил ничего подобного. Почему? Да потому, что доказывать было нечего. Подавляющее большинство ученых в Средние века считали, что мир имеет сферическую форму. Колумб никогда не сомневался в сферичности земли, его миссия в Новый Свет никогда не была направлена на то, чтобы доказать, что Земля не плоская, и ее форма никогда не была предметом споров, во время которых он просил разрешения предпринять путешествие.
Таковы положения, выдвинутые и умело защищенные выдающимся историком Джеффри Бертоном Расселом,профессором истории Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, в небольшом научном шедевре, приуроченном к пятидесятилетию первого путешествия Колумба. Для Рассела вопрос состоит не в том, почему средневековые мыслители догматически настаивали на плоской Земле, но в том, почему современные мыслители, столкнувшись с неопровержимыми доказательствами обратного, настаивают на якобы средневековой вере, которой никогда не существовало? Это и есть истинная «Плоская ошибка», как называет ее Рассел, - ошибка утверждения, что вера в плоскую Землю когда-либо преобладала.
Философы, астрономы, географы и теологи XV века, совершенно далекие от того, чтобы спорить о сферичности и беспокоиться о падении с края мира, писали ученые трактаты, основанные на Аристотеле, Птолемее и Кратесе из Маллоса, все трое из которых доказывали сферичность земли. До XII века, когда Птолемей был малоизвестен, на них оказывали влияние такие сферицисты (за неимением лучшего термина), как Плиний и Помпоний Мела. А Марциан и Макробий- два самых влиятельных географа раннего средневековья - недвусмысленно и прямо говорили, что Земля — это сфера. Так же поступали богослов Св. Беда Достопочтенный и ирландский философ Эриугена.
Несколько мыслителей, например, такие, как Исидор Севильский, были в худшем случае двусмысленны, а многие просто не интересовались географическими вопросами. Необразованные люди могли иметь самые разные идеи, как это было в «классическую эпоху», но более вероятно, что они следовали за массовым в то время научным мнением.
В Высоком Средневековье остается еще меньше места для сомнений, если они вообще возможны. Сакробоско утверждал модель круглой земли -  также,  как и Роджер Бэкон, Буридан, Оресм, Гилес из Рима. Святой Альберт Великий и все схоластические философы, которые обращались к этому вопросу, в том числе, конечно, Св. Фома Аквинский. Отцы Церкви и раннехристианские писатели были согласны с этим. Святые Августин, Василий Великий и Иоанн Дамаскин мало интересовались географическими знаниями как таковыми, но вполне охотно принимали сферическую землю, если ее доказали философы.
В первые полторы тысячи лет христианской эры Рассел смог найти всего пять писателей, которые отрицали, что земля была шаром. Одним из них был Лактанций, новообращенный христианин III века, посмертно осужденный как еретик и превозносимый гуманистами эпохи Возрождения якобы за свой хороший латинский литературный стиль. Другим был Косьма Индикоплов VI века, которого современные писатели называют будто бы типичным представителем мракобесной средневековой географии; однако его влияние на Средние века было практически нулевым, он подвергался нападкам современников, игнорировался вплоть до IX века и не переводился на латынь до 1705 года! Несмотря на это, он и Лактанций снова и снова подвергаются насмешкам как типичные представители Средневековья/Темного века невежества: это и неудивительно, как мы теперь знаем, учитывая скудость «плоскоземельников», доступных для бичевания просвещенными историками-модернистами.
Как и почему «Плоское заблуждение» стало развиваться и так крепко захватило умы ученых и обывателей? Почва, утверждает Рассел, была подготовлена гуманистами и протестантскими реформаторами, а семенем послужила полемика Коперника. Коперник атаковал защитников геоцентрической вселенной, явно сравнивая их с невежественным Лактанцием, хотя форма Земли и движение небес были двумя совершенно различными вопросами, да и все противники Коперника думали, что Земля круглая. Более того, ни ученые Галилей и Кампанелла, ни многие критики традиционного христианства в семнадцатом веке не добавляли обвинение в отстаивании плоскоземельности ко  многочисленными другим обвинениями в адрес религиозной власти.
Главным источником этого мифа был  антикатолически и антииспански настроенный писатель Вашингтон Ирвинг, с его чрезвычайно успешной «биографией» Колумба, написанной в 1828 году. В полете воображения, достойном любого хорошего романиста,он изобразил мореплавателя, как одинокий разумный голос в пустыне, сражающийся со закоснелыми испанскими священнослужителями, которые стреляли в научную истину тупыми стрелами библейского и святоотеческого псевдо-авторитета.
Похоже, Ирвинг не знал, что такого противостояния никогда и не было. В Саламанке (которая, кстати, была «центром научных знаний, славящимся точностью своей астрономии и географии и имевшим на своем факультете знаменитого еврейского астронома Рабби Авраама Закуто») не было описываемого съезда ученых. Существовал специальный светский комитет, который заседал там и в других местах, и который был учрежден Фердинандом и Изабеллой, главным образом, для того, чтобы установить, будет ли практичным проход на Запад.
Из возражений, высказанных Колумбу, ни одно не касалось вопроса о сферичности, но многие касались большого расстояния и вероятной гибели по пути людей и сокровищ. В действительности же, именно Колумб намеренно дезинформировал комитет, сознательно полагаясь на расчеты и авторитеты, которые минимизировали расстояние, которое ему придется преодолеть.
В дневнике самого Колумба никогда не ставился вопрос о соотношении округлости и плоскостности земли. Как и в биографии, написанной его сыном Фердинандом. Как и в  отчетах Кэботов или других исследователей до Магеллана (именно Магеллан, а не Колумб, обогнул земной шар). В этом нет ничего удивительного: вопросов просто не было.

Ирвинг, по собственному признанию,  ставил под сомнение точность своего рассказа; а его  биографы вообще отрицают, что рассказ следует читать как исторический. А Сэмюэл Элиот Морисон в своей биографии Колумба характеризует историю Саламанки Ирвинга как  «чистый вздор».
Французский ученый Антуан-Жан Летронн  придал этой «Плоской ошибке» академическую респектабельность (особенно с 1834 года, в своей работе по святоотеческой «космографии»). Летронн был безупречным антиклерикалом и изображал Средневековье как двенадцать веков «глубокой ночи». Он, хотя, и признавал факты, противоречащие его любимой теории, но отвергал их как нетипичные.
Однако, даже антирелигиозные философы XVIII в. не уделяли «Плоской ошибке» какого-нибудь внимания.
Мифология плоской Земли достигла своего апогея между 1870 и 1920 годами, когда науку все чаще стали изображать как находящуюся в состоянии войны с религией, а дебаты об эволюции стали самой яркой иллюстрацией этой идеи. Влиятельные научно-популярные писатели, такие, как Дж. У. Дрейпер и А. Д. Уайт, использовали такие слова, как «конфликт» и «война», переделывая всю историю в терминах нынешней враждебности между наукой и религией.
«Любопытный результат, - заметил Рассел, - заключается в том, что современные писатели «в конечном итоге сделали то, в чем они обвиняли отцов церкви, а именно, создали совокупность ложных знаний, консультируясь друг с другом вместо доказательств».
Другим источником ошибки было сознательное смешение такими авторами вопроса о сферичности и вопроса о том, существовали ли антиподы, и если да, то были ли у них человеческие обитатели. Средневековые мыслители хорошо понимали, что это логически различные вопросы, и выступали против идеи антиподов лишь в той мере, в какой она противоречила  учению об общем происхождении человека, противоречие которому было эмпирическим вопросом.
Еще одним заблуждением современных авторов было предположение, что средневековые мыслители буквально интерпретировали те библейские отрывки, которые, по-видимому, поддерживают идею плоской земли. Для такого предположения нет никаких оснований, и оно явно абсурдно. Например, в Притчах 30:4 говорится о том, что Бог "окутал воды плащом своим" и "укрепил концы земли". Как можно настаивать, и как могли средневековые теологи быть настолько глупы, чтобы верить, что у земли физически есть концы, не говоря уже о том, что Бог окутывает океаны физическим плащом? Средневековая библейская экзегеза руководствовалась твердыми принципами, отличавшими аллегорию и аналогию от отрывков, которые следовало понимать буквально.
И все же истина доступна нам уже, по меньшей мере, шестьдесят лет. Значительное число современных историков тщательно изучили документальные свидетельства и пересмотрели старые академические и народные предрассудки. Факты существуют для тех, кто хотел бы узнать их сам. Тем не менее миф о современной науке и просвещенной мысли, торжествующей над средневековыми суевериями, сохраняется, проникая в научные трактаты, школьные и университетские учебники и популярные исторические очерки (свидетельство тому — успешная книга Дэниела Бурстина «Первооткрыватели» и его иллюзия «Великого перерыва», или «научной амнезии», поразившей Европу на тысячу лет).
«Плоская ошибка», удерживающая современный ум, все еще тверда. Зловоние ложной истории отравляет ноздри тех, кто заботится об истине, но нельзя не чувствовать некоторую печаль. Без мифа о научном прогрессе жизнь для современного, пострелигиозного ума невыносимо лишена смысла. «Ужас бессмысленности, - говорит Рассел, - падения с края знания больше, чем воображаемый страх падения с края земли». Гораздо удобнее верить в привычную ошибку, чем приветствовать истину, где бы она ни лежала. Как только прошлое отвергнуто, а наши предки очернены как более невежественные, чем мы, нужно верить в поступательное движение науки. Ибо что еще остается?
Tags: Других ученых у нас нет или уже начали д, дельфины против анчоусов, наука и религия, научная истина, научная политика, научные СМИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments