sharov43 (sharov43) wrote,
sharov43
sharov43

Categories:

Верховный суд РФ (ВС) выпустил разъяснения о применении законодательства в условиях действия эпидеми

Верховный суд РФ (ВС) выпустил разъяснения о применении законодательства в условиях действия эпидемии. В них говорится о договорах, непреодолимой силе, исковой давности, процессуальных сроках, банкротстве, уголовной и административной ответственности. Публикуем обзор документа.

Сроки исполнения обязательств

Объявленные президентом нерабочие дни не сдвигают по общему правилу и срок исполнения обязательств (п. 5). «Иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом, что не соответствует целям… указов Президента…» — указано в обзоре.

Непреодолимая сила

Сдвинуть срок исполнения обязательства все же можно. Например, если эпидемия стала для должника обстоятельством непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК). Подробные пояснения относительного того, является ли эпидемия обстоятельством непреодолимой силы, содержатся в п. 7. Основная идея — вывод о наличии непреодолимой силы не может быть автоматическим. Важно доказать чрезвычайность и непредотвратимость обстоятельств, связанных с эпидемией, для конкретного должника, а также связь неисполнения обязательства этими обстоятельствами. Также должнику требуется показать, что он принимал разумные меры для снижения негативных последствий эпидемии.

Ценное уточнение ВС сделал относительно того, может ли отсутствие денег в данной ситуации считаться форс-мажором. Обзор прямо указывает, что такое вывод возможен и приводит пример, когда бизнес вынужден был временно закрыться из-за действия ограничительных мер (в тексте упоминаются «предприятия общественного питания для открытого посещения»).

Непреодолимая сила не освобождает должника от исполнения обязательства. Он не будет нести ответственность за просрочку, но должен будет исполнить обязательство в разумный срок после прекращения действия обстоятельств непреодолимой силы.

ВС напомнил (п. 7), что вопрос о непреодолимой силе важен для освобождения от ответственности предпринимателей. Для граждан действует более мягкое правило: они не будут отвечать за неисполнение, если в этом не было их вины.

Прекращение обязательств и расторжение договоров

Эпидемия может привести к прекращению обязательств по разным основаниям. Например, исполнение может быть признано невозможным из-за непреодолимой силы или правовых актов, принятых органами власти (п. 7). Не исключено и предъявление требования о расторжении или изменении договора по ст. 451 ГК из-за существенного изменения обстоятельств. Впрочем, по поводу применения этой статьи ВС высказался очень осторожно, предпочтя напомнить, что обязательства могут быть прекращены по иным специальным основаниям. Например, отсутствие встречного предоставления (ст. 328 ГК) или особые правила для договоров аренды, предусмотренные ст. 19 «Антикоронавирусного» закона[1].

Исковая давность

Ее срок может быть продлен, если будет признано, что эпидемия для истца была обстоятельством непреодолимой силы (п. 6). Это обстоятельство должно действовать в последние шесть месяцев срока. В таком случае срок будет продлен на шесть месяцев.

Процессуальные сроки

Нерабочие дни включаются в процессуальные сроки (п. 2). Поэтому подавать жалобы надо уже сейчас, не дожидаясь конца коронавирусных каникул. Это касается и обжалования постановлений о совершении административных правонарушений (п. 26). Впрочем, п. 4 ослабляет строгость этого вывода. Он позволяет восстанавливать процессуальные сроки, пропущенные из-за коронавируса. Ответ ВС, однако, сформулирован так, что, похоже, придется доказать, что срок пропущен именно из-за эпидемии.

Для жалоб на решения по административным делам приведены примеры уважительных причин пропуска сроков. Это «обстоятельства, которые объективно препятствовали или исключали своевременную подачу жалобы, например, нахождение лица на лечении в медицинском учреждении, применение к лицу изоляционных мер различного характера в порядке, предусмотренном законодательством в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения или мер ограничительного характера, примененных в соответствии с законодательством о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (п. 26).

Банкротство

Самое важное разъяснение касается того, действует ли мораторий на банкротство автоматически, независимо от того, связаны ли причины банкротства с эпидемией. ВС выступил за автоматическое действие моратория для всех лиц, на которых он распространяется (п. 9). Суд возвращает заявление о банкротстве таких должников, не выясняя истоки их несостоятельности Этот подход отличается от того, который принят в Германии (см. блог Ольги Плешановой).

Уголовная ответственность за распространение информации о коронавирусе

ВС разграничил новые составы Уголовного кодекса (УК), предусматривающие ответственность за распространение заведомо ложной информации (ст. 207.1 и 207.2 УК).

Если информация касается обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности (а эпидемия к таковым относится), то ответственность будет даже в том случае, если вред этим причинен не был (достаточно «реальной общественной опасности»). Впрочем, необходимо учитывать цели и мотивы таких действий, среди которых ВС назвал провокацию «паники среди населения, нарушения правопорядка» (п. 13).

Зато если распространение информации повлекло по неосторожности вред здоровью человека, его смерть или «иные тяжкие последствия», то содержание информации уже может быть очень широким (п. 15). Достаточно, чтобы суд признал ее «общественно значимой». По мнению ВС, общественная значимость у информации есть, если она «создает угрозу»: причинения вреда, нарушения общественного порядка, создания помех функционированию социальной инфраструктуры. Под это определение может попасть, например, информация о несанкционированных митингах. Возможно, если эти угрозы реализуются, то суд придет к выводу, что распространение информации привело к «иным тяжким последствиям», что может грозить сроком до пяти лет лишения свободы.

Административная ответственность

Ответственность за невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или ее угрозе (новая ст. 20.6.1 КоАП) может наступить за нарушение ограничений, установленных как на федеральном, так и на региональном уровнях. ВС, однако, не стал уточнять, как быть, если за такое же нарушение предусмотрена ответственность в региональном законодательстве.

Нарушение санитарно-эпидемиологических ограничений (ч. 2 ст. 6.3 КоАП) является специальной по отношению к ст. 20.6.1 КоАП. Поэтому за одно нарушение привлекать сразу по этим двум статьям нельзя. Часть 2 ст. 6.3 КоАП применяется, например, при нарушении индивидуальных предписаний людям, обязанным соблюдать карантин, а также посещение территорий, закрытых указом мэра Москвы (парков и т.п.).


[1] Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций».

https://zakon.ru/discussion/2020/04/21/razyasneniya_o_koronaviruse__verhovnyj_sud_vypustil_obzor_praktiki?fbclid=IwAR2023W1_iAGIzKE1MLeqOLcyxK6G0meSdd80Uu7krK_KAIUzBBOmLwW6_I
Tags: медицина и биотехнология, на злобу дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments